20:26 

Пчела Таня
я тут с подачи одного молодого человека начала переделывать одну из сказок на эротический лад... получается пошлинько, но интересненько:
КОНЁК-ГОРБУНОК


Часть первая
Начинается сказка сказываться.

За высокими горами, за ебл…ми лесами, Не на небе — на земле
Жил старик в одном селе. У крестьянина три сына:
Старший умный был детина, С членом аки та дубина,
Средний сын и так и сяк, с писькой наперекосяк
Младший вовсе был мудак. Братья сеяли пшеницу
Да возили в град-столицу: Знать, столица та была
Недалече от села. Там пшеницу продавали, ели, пили и гуляли, девкам щелки прочищали…
И с набитою мордой Возвращалися домой.

В долгом времени аль вскоре
Приключилося им горе:
Кто-то в поле стал ходить
И пшеницу шевелить.
Мужички такой печали
Отродяся не видали;
Стали думать да гадать,
Как бы вора соглядать.
Наконец себе смекнули,
Чтоб стоять на карауле,
Хлеб ночами поберечь,
Злого вора подстеречь.
Вот, как стало лишь смеркаться,
Начал старший брат сбираться, член вокруг ноги смотал,
Вилы взял и удалился.
Ночь ненастная настала;
На него боязнь напала,
И со страхов наш мужик,
обоср…ся, обоссался,
Закопался под сенник.
И уснул, вздрочнув немного.
Ночь проходит, день приходит;
С сенника дозорный сходит
И, облив себя водой, смыв ночной с себя позор
Стал стучаться под избой:
«Эй вы, сонные тетери!
Отпирайте брату двери,
Под дождём я весь промок
С головы до самых ног».
Братья двери отворили,
Караульщика впустили,
Стали спрашивать его:
Не видал ли он чего? Кто там в поле бушевал? Иль пастух девченок драл?
Караульщик помолился
Вправо, влево поклонился
И, прокашлявшись, сказал:
«Всю я ноченьку не спал;
На моё ж притом несчастье,
Было страшное ненастье:
Дождь вот так ливмя и лил,
Рубашонку всю смочил.
Уж куда как было скучно!..
Впрочем, всё благополучно».
Похвалил его отец:
«Ты, Данило, молодец!
Ты вот, так сказать, примерно,
Сослужил мне службу верно,
То есть, будучи при всём,
Не ударил в грязь лицом».

Стало сызнова смеркаться;
Средний брат пошёл сбираться.
Взял и вилы и топор
И отправился в дозор.
Ночь холодная настала,
Дрожь на малого напала,
Зубы начали плясать; Руки ноги задрожали,
Он ударился бежать —
И всю ночь ходил дозором
У соседки под забором.
Жутко было молодцу! Насмотрелся под окном он на дивные картинки: ублажала молодинка молодого муженька – капли капали с конца…
Но вот утро. Он к крыльцу:
«Эй вы, сони! Что вы спите!
Брату двери отоприте;
Ночью страшный был мороз,
До животиков промёрз».
Братья двери отворили,
Караульщика впустили,
Стали спрашивать его:
Не видал ли он чего? Кто там в поле воевал? Мож медведь кого еб..л?
Караульщик помолился,
Вправо, влево поклонился
И сквозь зубы отвечал:
«Всю я ноченьку не спал,
Да, к моей судьбе несчастной,
Ночью холод был ужасный,
До сердцов меня пробрал;
Всю я ночку проскакал;
Слишком было несподручно...
Впрочем, всё благополучно».
И ему сказал отец:
«Ты, Гаврило, молодец!»

Стало в третий раз смеркаться, Надо младшему сбираться; Он и усом не ведёт, На печи в углу поёт Изо всей дурацкой мочи: «Распрекрасные вы очи!» Братья ну ему пенять, Стали в поле погонять, Но сколь долго ни кричали, Только голос потеряли: Он ни с места. Наконец Подошёл к нему отец,
Говорит ему: «Послушай, Побегай в дозор, Ванюша. Я куплю тебе лобков,
Дам конфет и презиков».

Тут Иван с печи слезает, Малахай свой надевает, Хлеб за пазуху кладёт, Караул держать идёт.

Ночь настала; месяц всходит; Поле всё Иван обходит, Озираючись кругом,
И садится под кустом: Звёзды на небе считает Да краюшку уплетает. Вдруг о полночь конь заржал... Караульщик наш привстал, Посмотрел под рукавицу
И увидел кобылицу. Кобылица та была
Вся, как зимний снег, бела, Грива в землю, золотая, В мелки кольца завитая. «Эхе-хе! Так вот какой Наш воришко!.. Но постой, Я шутить ведь не умею, Разом сяду те на шею. Вишь, какая саранча!» И, минуту улуча,
К кобылице подбегает, За волнистый хвост хватает и в прыжке овладевает кобылицей молодой.
Кобылица молодая, Очью бешено сверкая, Змеем голову свила И пустилась, как стрела. Вьётся кругом над полями, Виснет пластью надо рвами, Мчится скоком по горам, Ходит дыбом по лесам, Хочет силой аль обманом, Лишь бы справиться с Иваном, Прекратить сей акт насилья.
Но Иван и сам не прост — Крепко держится за хвост.

Наконец она устала. «Ну, Иван, — ему сказала, — Коль умел ты удержаться в моем лоне , не сорваться, член не выскользнул , не пал, даже сильно орошал. Так владей теперь ты мной. Дай мне место для покою Да ухаживай за мною Сколько смыслишь. Да смотри, По три утренни зари Выпущай меня на волю Погулять по чисту полю. По исходе же трёх дней Двух рожу тебе коней — Да таких, каких поныне
Не бывало и в помине; Да ещё рожу конька Ростом только в три вершка,
На спине с двумя горбами Да с аршинными ушами. Двух коней, коль хошь, продай,Но конька не отдавай
Ни за пояс, ни за шапку, Ни за чёрную, слышь, бабку. На земле и под землёй
Он товарищ будет твой; Он зимой тебя согреет, Летом холодом обвеет; В голод хлебом угостит, В жажду мёдом напоит.
Я же снова выйду в поле Силы пробовать на воле».

«Ладно», — думает Иван И в пастуший балаган Кобылицу загоняет, Дверь рогожей закрывает И, лишь только рассвело, Отправляется в село, Напевая громко песню «Ходил молодец на Пресню».

Вот он всходит на крыльцо, Вот хватает за кольцо, Что есть силы в дверь стучится, Чуть что кровля не валится,
И кричит на весь базар, Словно сделался пожар. Братья с лавок поскакали, Заикаяся вскричали:
«Кто стучится сильно так?» —
«Это я, Иван-дурак!» Братья двери отворили, Дурака в избу впустили
И давай его ругать, Как он смел их так пугать! А Иван наш, не снимая
Ни лаптей, ни малахая, Отправляется на печь И ведёт оттуда речь Про ночное похожденье, Всем ушам на удивленье:
«Всю я ноченьку не спал, Звёзды на небе считал; Месяц, ровно, тоже светил, — Я порядком не приметил.
Вдруг приходит дьявол сам, С бородою и с усам; Рожа словно как у кошки,
А глаза-то — что те плошки! Титьки две и письки две – вот-ведь невидаль то где! Вот и стал тот чёрт скакать, титьками везде махать, письками зерно сбивать. Я шутить ведь не умею —
И вскочил ему на шею, членом начал бить по лбу. Уж таскал же он, таскал, Чуть башки мне не сломал, Но и я ведь сам не промах, Слышь, держал его как в жомах. Бился, бился мой хитрец И взмолился наконец: «Не губи меня со света! Целый год тебе за это Обещаюсь смирно жить, Православных не мутить». Я, слышь, слов-то не померил, Да чертёнку и поверил».
Тут рассказчик замолчал, Позевнул и задремал. Братья, сколько ни серчали,
Не смогли — захохотали, Ухватившись под бока, Над рассказом дурака. Сам старик не смог сдержаться, Чтоб до слёз не посмеяться, Хоть смеяться, так оно Старикам уж и грешно.

Много ль времени аль мало С этой ночи пробежало, — Я про это ничего
Не слыхал ни от кого. Ну, да что нам в том за дело, Год ли, два ли пролетело, — Ведь за ними не бежать... Станем сказку продолжать.

Ну-с, так вот что! Раз Данило (В праздник, помнится, то было), Натянувшись зельно пьян, Затащился в балаган вместе с пьяною девицей, чтобы вдоволь насладится телом девичьим пьяным. Что ж он видит? Прекрасивых Двух коней золотогривых
Да игрушечку-конька Ростом только в три вершка, На спине с двумя горбами, чешет членом меж аршинными ушами.
«Хм! Теперь-то я узнал, Для чего здесь дурень спал! Он себя тут ублажал, зоофил проклятый он! » — Говорит себе Данило. Чудо разом хмель посбило, про деваху он забыл. Но она не растерялась, подошла к коню и присосалась….
Вот Данило в дом бежит И Гавриле говорит: «Посмотри, каких красивых
Двух коней золотогривых Наш дурак себе достал: Ты и слыхом не слыхал».
И Данило да Гаврило, Что в ногах их мочи было, Так и дуют босиком, задевая прямиком яйцами крапиву жгучу.
Спотыкнувшися три раза, Починивши оба глаза, почисав мудя семь раз,
Потирая здесь и там, Входят братья к двум коням. Кони ржали и храпели,
Очи яхонтом горели; В мелки кольца завитой, Хвост струился золотой, И алмазные копыты Крупным жемчугом обиты.
Любо-дорого смотреть! Лишь царю б на них скакать и царевну на нем еб..ть . Братья так на них смотрели, Что чуть-чуть не окривели. «Где он это их достал? —Старший среднему сказал, —
Но давно уж речь ведётся, Что лишь дурням клад даётся, Ты ж хоть лоб себе разбей, Так не выбьешь двух рублей.
Ну, Гаврило, в ту седьмицу Отведём-ка их в столицу; Там боярам продадим,
Деньги ровно поделим. А с деньжонками, сам знаешь, И попьёшь и погуляешь, и девченок поснимаешь,
Только хлопни по мешку. А благому дураку Не достанет ведь догадки,
Где гостят его лошадки, Пусть их ищет там и сям. Ну, приятель, по рукам!»
Братья разом согласились, Обнялись, перекрестились И вернулися домой,
Говоря промеж собой Про коней, и про пирушку, про еблушку и про чудную зверушку, про девченок, про парней. В общем было новостей.

Время катит чередом, Час за часом, день за днём, — И на первую седьмицу
Братья едут в град-столицу, Что б товар свой там продать И на пристани узнать,
Не пришли ли с кораблями Немцы в город за холстами, привезли ль они тетради с дивными картинками, мужикам забавы ради? И нейдёт ли царь Салтан Басурманить христиан?
Вот иконам помолились, У отца благословились, Взяли двух коней тайком И отправились тишком.

Вечер к ночи пробирался, На ночлег Иван собрался; Вдоль по улице идёт,
Ест краюшку да поёт. Вот он поля достигает, Руки в боки подпирает
И с прискочкой, словно пан, Боком входит в балаган, в предвкушеньи бурной ночи...

Всё по-прежнему стояло, Но коней как не бывало; Лишь игрушка-горбунок
У его вертелся ног, Хлопал с радости ушами, запинался он ногами за членок свой ох большой... Как завоет тут Иван,
Опершись о балаган: «Ой вы, кони буры-сивы, Добры кони златогривы!
Я ль вас, други, не ласкал, я ль вас други не сосал, я ль вас други не еб..ал? Да какой вас чёрт украл? Чтоб пропасть ему, собаке! Чтоб издохнуть в буераке! Чтоб ему на том свету
Провалиться на мосту! Ой вы, кони буры-сивы, Добры кони златогривы!»

Тут конёк ему заржал. «Не тужи, Иван, — сказал, —Велика беда, не спорю;
Но могу помочь я горю. Ты на чёрта не клепли: Братья коников свели. Ну, да что болтать пустое, Будь, Иванушка, в покое. На меня скорей садись, Только знай себе держись; Я хоть росту небольшого, Да сменю коня другого:
Как пущусь да побегу, Так и беса настигу. Ну а ты во время скачки, расслабись и наебись».

Тут конёк пред ним ложится.
На конька Иван садится,
Уши в загреби берёт, хуй себе в очко вставляет и Что есть мочушки ревёт.
Горбунок-конёк встряхнулся, Встал на лапки, встрепенулся, Хлопнул гривкой, захрапел И стрелою полетел; Только пыльными клубами Вихорь вился под ногами, И в два мига, коль не в миг,
Наш Иван воров настиг, кончив пару раз при этом.

Братья, то есть, испугались, за мудя свои взялись, Зачесались и замялись. А Иван им стал кричать:
«Стыдно, братья, воровать! Хоть Ивана вы умнее, Да Иван-то вас честнее: Он у вас коней не крал, телок ваших не ебал».
Старший, корчась, тут сказал:«Дорогой наш брат, Иваша! Что переться, — дело наше; Но возьми же ты в расчёт Некорыстный наш живот. Сколь пшеницы мы не сеем, Чуть насущный хлеб имеем. До оброков ли нам тут?
А исправники дерут и натурой не берут. Вот с такой большой печали Мы с Гаврилой толковали Всю намеднишнюю ночь — Чем бы горюшку помочь? Так и этак мы вершили, Наконец вот так решили: Чтоб продать твоих коньков
Хоть за тысячу рублёв. А в спасибо, молвить к слову, Привезти тебе обнову — Красну шапку с позвонком Да сапожки с каблучком, шаровары что из кожи, плетку – тоже ведь поможет.
Да к тому ж старик неможет, Работать уже не может; А ведь надо ж мыкать век, — Сам ты умный человек!» «Ну, коль этак, так ступайте, — Говорит Иван, — продайте Златогривых два коня, Да возьмите ж и меня».Братья больно покосились, Да нельзя же! Согласились.

вот такая вот сказочка получается... ну как вам?

URL
Комментарии
2009-09-11 в 15:14 

кошмар, Танюш)))

URL
2009-09-11 в 22:56 

Пчела Таня
видимо не совсем кошмар, раз прочитал/а))))))))))))))))))

URL
2009-09-14 в 17:22 

))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))))
мне было интересно скока ты слов заменила))))
до "гоблина" тебе еще расти и расти))))
хотя..у него не в пошлость уклон, а в "ржаку"...
ну кароч, не надо..лучше красивые стихи сочиняй...об осени, любви, красоте, одиночестве..о чем угодно...с учетом того скока ты этих стихов прочитала...получиться у тя должно

URL
2009-09-14 в 20:01 

Пчела Таня
ну цели и не было быть "гоблином".... посто было интересно получится ли у меня такого рода соченительство.. оказывается получится)))
Гость... а ты кто? хоть намекни чтоли....
лирические стихи у меня не получаются, хотя и прочла их много... меня все на пошлятинку тянет)))))

URL
     

Дневник Мечты

главная